Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

О ВОЗМОЖНОСТИ УЧАСТИЯ В ТАИНСТВАХ ДЛЯ ПРЕБЫВАЮЩИХ В НЕЧИСТОТЕ.

Мне уже много раз приходилось отвечать на вопросы женщин о поведении в храме в дни месячных очищений, ответы мои были разнообразными по мере допустимого. Это происходило от того, что данной темой заниматься мне не приходилось, все текло по накатаной… но по мере частоты постановки вопроса мне пришлось серьезней отнестись к пониманию о той грани до которой жене позволительно дойти. И вот теперь я совершенно успокоился получив полный ответ на этот вопрос — все зависит от меры благочестия и качества веры женщины, ни кто не может ей диктовать рамки дозволенного кроме ее совести и благочестия. А выкладывая тут тематическую статью имею желание что б и прихожанки наших храмов успокоились пониманием вопроса, и перестали осуждать друг друга по слову апостола Павла «..ядущий не ядущего да не укоряет, а неядущий (постящийся) ядущего да не осуждает » — приняв каждый для себя меру, за которую и даст отчет.

Протоиерей Георгий Осипов

Как видим, актуальность этой «женской» проблемы велика, и как показывает опыт не всегда ответы на этот вопрос разрешают сомнения вопрошающих. Итак, попробуем разобраться с этим вопросом.

1. Для начала попробуем рассмотреть проблему в следующем ключе: «Существуют ли сущностные препятствия для женщины в период месячных прибегать к Таинствам Церкви?». На этот вопрос есть однозначный, признаваемый всеми ответ: «Нет, так как в период тяжкой болезни или под угрозой смерти Церковь допускает женщин к Ним». Если женщина тяжко болеет и умирает и при этом она находится в своем «женском» состоянии, священник совершенно спокойно должен ее причастить Святых Христовых Таин. Также считается необходимым причастить роженицу, если та умирает.

Итак, можно заключить, что сущностных или догматических препятствий к причащению женщин во время месячных нет.

2. Теперь посмотрим, существуют ли канонические запреты в этой области. И на этот вопрос мы также вынуждены будем ответить отрицательно. Вселенские соборы никогда не касались подобной темы, поэтому канонических препятствий также не существует. Однако, мы имеем авторитетные в каноническом отношении источники, которые были одобрены на поместном Трулльском соборе[4]. Это правила святых Афанасия Великого и Дионисия Александрийского, а также епископа Тимофея, также Александрийского епископа. Следует отметить противоречивость их мнений, а также принадлежность всех трех к Александрийской кафедре. Итак, вот мнение св. Дионисия:

Св.Дионисий Александрийский, правило 2: «О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая 12 лет кровотечение, ради исцеления, прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его[5]. Молиться, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи — не запрещается. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом».

Ему вторит епископ Тимофей:

«Вопрос 7. Если жена усмотрит приключившееся ей обычное женам, должна ли она в тот день приступить к Святым Тайнам, или нет? Ответ. Не должна, доколе не очистится».

Как мы видим, к сожалению, какого-либо серьезного обоснования запретной практики не приводится, иное мы видим у св. Афанасия Великого, выступающего против каких-либо ограничений в этой области:

Св. Афанасий Великий, правило 1: «Все творения Божии добры и чисты. Ибо ничего неполезного или нечистого не сотворило Божие Слово. Христово бо благоухание есть мы в спасаемых, по Апостолу (2 Кор. 2:15). Поскольку же различны и многообразны суть стрелы диавола и непорочно мыслящих доводит он до возмущения, отвлекает братий от обыкновенного упражнения, всевая в них помышления нечистоты и осквернения, то, по благодати Спасителя нашего, краткими словами, и лукавого обольщение да отженем, и мысль простейших да утвердим. Вся убо чиста чистым, нечистых же и совесть осквернися и все (Тит. 1:5). Удивляюсь же ухищрению диавола, что он, будучи развращение и пагуба, влагает, по видимому, помышления чистоты. Но действуемое им есть более навет или искушение. Ибо, как я сказал, дабы отвлечь подвижников от обычного и спасительного попечения, и всем, как мнится ему, победить их, для сего возбуждает он такую молву, которая не приносит никакой пользы для жизни, а только пустые вопрошения и суесловие, которых уклоняться должно. Ибо скажи мне, возлюбленный и благоговейнейший, что имеет греховного или нечистого какое-либо естественное извержение, как например, если бы кто восхотел поставить в вину исхождение мокрот из ноздрей и плюновение из уст. Можем сказать и о большем сего, о извержениях чревом, которые необходимы для жизни животного. Еще же, если по Божественному Писанию веруем, что человек есть дело рук Божиих, то как могло от чистой силы произойти дело оскверненное; и если мы род Божий, по Божественному Писанию Апостольских Деяний (17:28), то не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда только мы оскверняемся, когда грех, всякого смрада худший, соделываем. А когда происходит какое-либо естественное невольное извержение, тогда и этому с прочими подвергаемся мы, как выше речено, по необходимости естественной. Но поскольку хотящие только прекословить справедливым словам, более же сотворенному от Бога, неправо приводят и слово Евангельское, что не входящее сквернит человека, но исходящее, то нужно и эту нелепость их (ибо не нареку сего вопрошением) обличить» (Послание Свят. Афанасия Великого к монаху Аммуну около 356 г.).

Аргументация святителя Афанасия, который рассмотрел вопрос об естественных истечениях человека на примере непроизвольного истечения семени у мужчин выглядит несравнимо солиднее. Тем не менее, мы должны признать разность мнений по этому вопросу в авторитетных в каноническом отношении правилах Православной Церкви.

3. Теперь нам остается лишь проследить историческую практику Церкви по этому вопросу. Самое раннее свидетельство это так называемые Апостольские постановления, которые передают раннехристианскую практику. Так в книге 6 (О ересях, пп.27-30) говорится:

«Если же кто наблюдает и исполняет обряды иудейские относительно извержения семени, течения семени во сне, соитий законных (Лев. 15,1-30), те пусть скажут нам, перестают ли они в те часы и дни, когда подвергаются чему-либо такому, молиться или касаться книг, или причащаться Евхаристии? Если скажут, что перестают, то явно, что они не имеют в себе Духа Святого, Который всегда пребывает с верующими; ибо Соломон говорит о праведных, чтобы каждый уготовил себя так, чтобы Он, когда спят они, хранил их, а когда встают, говорил с ними (Притч. 6,22).

В самом деле, если ты, жена, думаешь, что в продолжении семи дней, когда бывает у тебя месячное, не имеешь в себе Духа Святого; то следует, что если скончаешься внезапно, то отойдешь не имеющею в себе Духа Святого и дерзновения и надежды на Бога. Но Дух Святой, всеконечно, присущ тебе, потому что Он не ограничен местом, а ты имеешь нужду в молитве, в евхаристии и в пришествии Святого Духа, как нимало не согрешившая в том. Ибо ни законное совокупление, ни роды, ни течение кровей, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность.

Дух Святой всегда пребывает в тех, которые стяжали Его, доколе они будут достойны сего; а от кого Он отступит, те остаются не имеющими Его и преданными духу лукавому. Да, одни из людей исполнены Духа Святого, а другие духа нечистого, и не может быть, чтобы они избежали того или другого, если не подвергнутся чему противному; потому что Утешитель ненавидит всякую ложь, а диавол — всякую истину. А всякий, погруженный истинно, удален от диавольского духа и находится в Духе Святом, и в том, кто делает добро, пребывает Дух Святой, исполняя его мудростью и разумом, и не позволяет лукавому духу приблизиться к нему, наблюдая его входы.

Итак, если ты, жена, во дни очищения месячного не имеешь в себе, как говоришь, Духа Святого, то ты должна быть исполнена духа нечистого. Ибо когда ты не молишься и не читаешь Библии, то невольно призываешь его к себе; потому что он любит неблагодарных, порочных, нерадивых, сонливых, так как и сам, по неблагодарности заболев зломыслием, лишен Богом достоинства, решившись вместо архангела быть диаволом.

Поэтому воздерживайся, жена, от суетных речей, и всегда помни о Сотворившем тебя, и молись Ему, ибо Он — Господь твой и всего, и поучайся в законах Его, ничего не наблюдая, — ни естественного очищения, ни законного совокупления, ни родов или выкидывания, ни порока телесного. Наблюдения эти суть пустые и не имеющие смысла изобретения людей глупых. Ибо ни погребение человека, ни кость мертвого, ни гроб, ни та или другая снедь, ни течение семени во сне не могут осквернить душу человека, но одно нечестие на Бога и беззаконие и несправедливость к ближнему, разумею — хищничество или насилие, или что бы то ни было противное правде Его, прелюбодеяние или любодеяние.

Посему уклоняйтесь, возлюбленные, и избегайте наблюдений тех, ибо мы умершим не гнушаемся, надеясь, что он опять оживет, ни законного совокупления не охуждаем, но они привыкли худо толковать подобные вещи. Ибо законное совокупление мужа с женою бывает по мысли Божией, потому что Творец в начале сотворил мужеский и женский пол и благословил их, и сказал: «плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю». Итак, если различие полов состоялось по воле Бога для рождения потомков, то следует, что и совокупление мужа с женою согласно с Его мыслию…

28. Поэтому брак почтен и честен, и рождение детей чисто; ибо в добром нет ничего худого. И естественное очищение не мерзко пред Богом, Который премудро устроил, чтобы оно бывало у женщин в каждые тридцать дней, для их здоровья и укрепления, потому что они мало бывают в движении, от того, что сидят больше дома. Но и по Евангелию, когда кровоточивая прикоснулась к спасительному краю одежды Господа, чтобы выздороветь, Господь не укорил её и отнюдь не обвинил, напротив исцелил её, сказав: «вера твоя спасла тебя»[6].

Впрочем, когда у жен бывает естественное, мужья не должны сходиться с ними, заботясь о здоровье имеющих родиться; ибо это воспрещено Законом. «К жене, говорит он, в месячных находящейся, не приближайся»(Лев.18,19 и Иез.18,6). И с беременными женами не должны они иметь сообщения; ибо с ними сообщаются не для произведения детей, но для удовольствия, а боголюбец не должен быть сластолюбцем…

29. Итак, муж и жена, совокупляясь по законному браку и вставая с общего ложа, пусть молятся, ничего не наблюдая: они чисты, хотя бы и не омылись. Но кто растлит и осквернит чужую жену, или осквернится с любодейцей, тот, встав от нее, хотя бы вылил на себя целое море или все реки, не может быть чистым..

30. Итак, не наблюдайте вы того, предписанного в Законе и естественного, думая, что чрез него оскверняетесь. Не соблюдайте и иудейских отделений, или постоянных омовений, или очищений от прикосновения к мертвому. Но без наблюдения собирайтесь в усыпальницах, совершая чтение священных книг и поя псалмы по почившим мученикам и всем от века святым, и по братьям своим, почившим о Господе».

Как видим, запрет на причащение во время родов и месячных осуждается и истолковывается в этом памятнике, как исполнение различных иудейских обрядов, вроде наблюдения за касанием нечистых гробов, костей мертвых и т.д. В 27 параграфе этот запрет достаточно жестко назван: «пустым и не имеющим смысла изобретением людей глупых».

В связи с этим встает вопрос об отношениях христианства к ветхозаветной нечистоте. В Ветхом Завете общеизвестны многочисленные и довольно сложные предписания о нечистоте родовых физиологических процессов (Лев. 15, 19, 25), наряду с предписаниями о нечистоте известных видов пищи, тел умерших и некоторых болезней (например, Исх. 10, 10-15; Лев. 11, 24-38 и мн. др.), исходящих из идеи субстанциальной (сущностной) нечистоты родовой жизни, по ее физиологической стороне.

В древней христианской письменности мы встречаем различные объяснения происхождения ветхозаветных предписаний о нечистоте брачной жизни. Довольно часто христианские писатели объясняют эти предписания моральными или прообразовательными целями (например, Климент Александрийский высказывает мысль, что Ветхий Завет требует омовения после известных процессов не потому, что гнушается ими, а предвозвещая другое омовение — в крещении[7].

С другой стороны, часто встречается объяснение таких предписаний мотивами гигиенического характера, например, цитируемые выше Постановления Апос­тольские полагают, что Ветхий Завет объявляет женщин в известном периоде нечистыми, чтобы помешать их общению с мужчинами, так как зачинаемое в это время потомство бывает болезненно. Это объяснение встречается также в Дидаскалии, у Феодорита Кирского, Исидора, и Диодора[8]. Блаженный Феодорит пишет, что «должно вникать в намерение закона. Ибо часто вместо одного учит он другому. Ибо если родившая нечиста, то нечиста и чревоносящая. Посему, думаю, что закон повелевает успокоиться родившей, как много потрудившейся и потерпевшей жестокие муки. Но если бы просто дал такое повеление, то мужья не удержали бы своего похотения; зная же, что родившая нечиста, бегают общения, чтобы и им не сообщилась нечистота. Итак, закон словом нечистота угашает пожелание»[9].

Однако, в данном случае для нас важно не происхождение ветхозаветных предписаний о нечистоте родовой жизни, а лишь установление двух положений: во-первых, что Ветхий Завет не ставит этой нечистоты в зависимость от личной греховности, а во-вторых, что древнехристианская письменность, объясняя ветхо­заветные предписания, чужда мысли о возможности какой-либо сущностной или субстанциональной нечистоты.

Христианство в связи со своим учением о победе над смертью и отказом от ветхозаветного понимания естественных выделений человека как нечистых в сущностном плане, отвергает и ветхозаветное учение о нечистоте. Христос объявляет все эти предписания человеческими, нарушая их Сам и дозволяя это делать Своим Апостолам (Мф. 15, 1-20; Мк. 7, 2-5; Лк. 11, 38-41; Ин. 3, 25 и др.). Апостол Павел, ссылаясь на Христа, категорически отрицает самую возможность суще­ствования субстанциональной объективной нечистоты. Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого, — пишет он Римлянам (14, 14; ср.: Деян. 10, 14-15). Источник учения о нечистоте чисто человеческий, субъективный — человеческое мнение, воображение, которое, однако, не безразлично и с ним нужно считаться: «только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто» (Там же).

Поэтому Апостолы, с одной стороны, принимая во внимание распространенность предрассудка о нечистоте и опасаясь соблазна (Рим. 14, 20), иногда и сами выполняют некоторые предписания об очищении (Деян. 21, 24-26), а с другой — принимают меры к искоренению этого предрассудка, как в виде увещаний в своих посланиях (Рим. 14, 14-20; 1 Кор. 6, 13; Кол. 2, 20-22 и др.), так даже и в форме соборного постановления (Деян. 15, 29; ср.: 21, 25).

Однако, отрицая нечистоту вообще, Новый Завет не касается более частного вопроса о нечистоте родовых процессов, так что вопрос этот решается уже памятниками послеапостольского времени и решается, как мы видели, в форме вывода от общего к частному: если по христианскому учению вообще нет никакой физиологической нечистоты, то нет нечистоты и в родовой жизни. Косвенно об этом свидетельствует то, что следуя этому взгляду Церковь в древности допускала женщинам такой же свободный вход в алтарь, как и мужчинам[10].

Далее надобно привести слова святителя Иоанна Златоуста о периодической нечистоте женщины, что «это поистине не есть ни грех, ни нечистота», так как, по словам Феодорита Кирского все, что происходит по природе, не есть нечисто, а нечисто лишь произволение ко греху: «Из сего явствует, что ничто не нечисто по природе; назвал же Бог одно нечистым, а другое чистым по особой некоей причине… А мы из сего познаем также, какое зло грех, потому что он производит истинное осквернение»[11].

Преподобный Ефрем Сирин также в духе Апостольских Постановлений толкует евангельский эпизод с «кровоточивой женой»:

«Кто приходил к Нему, как к человеку, тот и ощутил в Нем прикосновение человеческого естества; а кто приходил к Нему, как к Богу, тот обрел в Нем сокровище врачевания скорбей своих… Сила, исшедшая от Него, была послана и коснулась оскверненного чрева, так однако, что сама не подверглась осквернению. Точно также и Его Божество не было осквернено обитанием в освященном чреве, поелику дева и по закону и кроме закона более свята, чем та женщина, которая излишеством своей крови вызывала отвращение… Враги Его хотели положить Его себе камнем преткновения, говоря: не знает закона, так как женщина, нечистая по закону, прикоснулась к Нему, и Он не отверг ея… Нет нечистого, кроме того, что порочит жизнь свободы»[12].

Если мы от памятников канонических и святоотеческих обратимся к памятникам более современным (XVI-XVIII вв.), то увидим, что они более благоприятствуют ветхозаветному взгляду на родовую жизнь, чем новозаветному. Например, в Великом Требнике мы найдем целый ряд молитв об избавлении от скверны, связанной с родовыми явлениями. Таковы «Молитвы жены в первый день рождения отрочате ея», «Молитва во еже назнаменовати отроча в осьмый день», «Молитва жене родильнице по четиредесетех днех», «Молитва жене, егда извергнет отроча», «Молитва о искушающемся во сне». В этих чинопоследованиях, как бы возвращаясь к ветхозаветному пониманию нечистоты, авторы молитв считают нечистыми не только саму родильницу, но и прикоснувшихся к ней, сама она до сорока дней и не допускается до причащения. Находим мы здесь целый ряд молитв от осквернения животными, считавшимися нечистыми в Ветхом Завете, воды, вина, елея, сосуда пшеницы и самого человека, евшего скверное животное[13].

Исходя из этой ветхозаветной позиции авторы всяческих пособий и руководств будущим священнослужителям объявляют женщину нечистой в эти дни сущностно, и на основании этого запрещают ей прибегать к Таинствам, прикладываться к иконам, получать церковную благодать, и даже просто заходить в храм:

«Невеста, находящаяся в периоде послеродового очищения и не получившая молитвы «в сороковой день» не только приступать к Св. Таинствам, но и входить в храм не может. То же касается и невест, находящихся в нечистоте (физиологической). Впрочем, по мнению некоторых в исключительных обстоятельствах совершение брака или отмена его предоставляются на усмотрение пастыря»[14].

Современная церковная практика рисует как правило несколько иную картину. Работающим в епархиальном управлении и на приходах женщинам не составляют графика явки на работу в зависимости от их физиологических циклов. Во многих регентских и иконописных отделениях семинарий приход «критических дней» также не воспринимается как уважительный повод для пропуска занятий, спевок или служб. Дьякон Андрей Кураев усматривает в этом следствие доступности и общераспространенности женских гигиенических средств: «Произошла гигиеническая революция. В былые века не было ни душа, ни нижнего белья. Кровавым же метам в храме никак не место. Плюс к этому, простите, запах (в четвертом веке преп. Макарий Египетский так перелагал слова пророка Исайи: «И вся праведность ваша — как тряпки женщины в ее месячных»[15])».

Патриарх Сербский Павел говорит о том же: «позже дошло до такой точки зрения, что женщины не должны приходить в церковь в этом состоянии… Возможно и из-за запаха, который издает материя очищения при разложении». Патриарх Павел делает вывод, что «месячное очищение женщины не делает ее ритуально, молитвенно нечистой. Эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов. Кроме того, поскольку современные гигиенические средства могут эффективно воспрепятствовать тому, чтобы случайным истечением крови сделать храм нечистым, равно как могут и нейтрализовать запах, происходящий от истечения крови, мы считаем, что и с этой стороны нет сомнения, что женщина во время месячного очищения, с необходимой осторожностью, и предприняв гигиенические меры, может приходить в церковь, целовать иконы, принимать антидор и освященную воду, равно как и участвовать в пении». Несмотря на это богословское заключение Патриарх Павел в отношении причащения выдвигает ригористическое мнение: «Причаститься в этом состоянии, или, некрещенная — креститься, она бы не могла. Но в смертельной болезни может и причаститься, и креститься»[16].
Заключение.

Подытоживая наше рассмотрение можно сделать вывод, что ни сущностных, ни догматических или канонических препятствий к причащению женщин во время месячных и послеродового периода нет, тем более это можно сказать о посещении храма, целовании икон или принятия антидора. Запреты в этой области идут от ветхозаветных традиций исполнения иудейского Закона, не имеющих никакого отношения к христианству. Первый апостольский Собор постановил, что «угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деян.15, 28-29). К сожалению, на запретную политику многих церковных деятелей в истории повлияло и отсутствие надежных гигиенических средств, наличие которых сегодня позволяет женщинам самим решать вопрос о причащении в эти дни, как о том советует великий святой Григорий Двоеслов, папа Римский, отвечая на вопрос архиепископа англов Августина (этот совет мы полагаем эпилогом нашего маленького труда:

«Вопрос Августина: Может ли беременная женщина быть крещена, и, когда у нее родится ребенок, через сколько времени она сможет войти в церковь? И спустя сколько дней может дитя принять благодать святого крещения, дабы предупредить его возможную смерть? И через какое время ее муж сможет вступать с ней в сношение, и можно ли ей входить в церковь или принимать святое причастие во время месячных? И может ли мужчина, имевший сношение с женой, войти в церковь или принять таинство святого причастия до того, как омоется? Все эти вещи необходимо знать непросвещенному народу англов.

Отвечает Григорий Великий: Брат мой, я не сомневался, что ты задашь мне эти вопросы, и уже приготовил на них ответ. Не сомневаюсь, что ты просто желаешь, чтобы этот ответ подтвердил собственные твои мысли и предчувствия. В самом деле, почему беременная женщина не может быть крещена, раз беременность ее не грешна в глазах Всемогущего Бога? Ведь когда праотцы наши согрешили в раю, они лишились бессмертия, дарованного им Богом, но Господь не пожелал за этот грех истребить все племя людское. Лишив мужчину бессмертия за его проступок, Он оставил ему мужскую силу для продолжения рода. Так почему же то, что было даровано человеку самим Богом, должно препятствовать ему принять благодать святого крещения? Было бы крайне неразумно ставить это таинство, изглаживающее всякую вину, в зависимость от подобной причины.

Через сколько дней может женщина войти в церковь после того, как родит? Из Ветхого Завета тебе известно, что ей следует воздерживаться от этого в течение тридцати трех дней, если у нее родился мальчик, и шестидесяти шести дней, если родилась девочка (Левит 12:4-5). Однако это следует понимать иначе. Ведь если бы она вошла в церковь хотя бы через час после родов возблагодарить Господа, она не совершила бы греха; ведь греховны удовольствия плоти, но не ее муки. Сношение происходит в удовольствии, а роды совершаются в муках, потому и сказано было первой из матерей: «В болезни будешь рожать». Если же мы запретим родившей женщине входить в церковь, то сочтем роды ее наказанием за грех.

Ничто также не должно удерживать тебя от крещения родившей женщины или ее ребенка, если им угрожает смерть, хотя бы это было в самый час ее родов и его рождения. Ибо если милость святого таинства равно дается всем живым и здоровым, то тем более нужно без промедления даровать ее тем, кому угрожает смерть, из боязни, что, выжидая более удобного времени для приготовления к таинству Воскресения, мы можем вовсе не дать их душе воскреснуть.

Не следует запрещать женщине во время месячных входить в церковь, ибо нельзя ставить ей в вину то, что дано от природы, и от чего она страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась в краю одежды Его, и немедленно недуг оставил ее (Мф. 9;20)[17]. Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в церковь Господню?.. Раз женщина, коснувшаяся в своей недужности одежды Господней, была права в своем дерзновении, почему то, что было позволено одной, не позволено и всем женщинам, страдающим от слабости своей природы?

Нельзя в такое время и запрещать женщине принимать таинство святого причастия. Если она не осмелится принять его из великого почтения, это похвально; но, приняв его, она не совершит греха… И месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества… Предоставьте женщин собственному уразумению, и если они во время месячных не осмелятся подходить к таинству плоти и крови Господних, следует похвалить их за благочестие. Если же они, привыкнув к благочестивой жизни, захотят принять это таинство, не следует, как мы уже сказали, им в этом препятствовать. Если в Ветхом Завете рассматриваются обстоятельства внешние, то в Новом Завете главное внимание уделяется не тому, что вовне, а тому, что внутри, и наказание налагается с большей осторожностью… Раз никакая еда не испортит того, чья душа не подвержена порче, почему должно считаться нечистым то, что у чистой душой женщины исходит от ее естества?»[18].

ПРИМЕЧАНИЯ

[6] Любопытный контраст с толкованием св. Дионисия Александрийского

[7] Строматы 3, 12; Mg. 8, 1197

[8] Цит. По Троицкий С.В. Христианская философия брака. Гл.6. Нечистота родовой жизни

[9] Блаженный Феодорит кирский. Толкование на книгу Левит, вопрос 14.

[10] О чем свидетельствует, например, святой Григорий Богослов в надгробном слове сестре.

[11] Блаженный Феодорит кирский. Толкование на книгу Левит, вопрос 12.

[12] Преп. Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие // Творения, т.8. ТСЛ, 1995, сс.100-118.

[13] Цит. По Троицкий С.В. Христианская философия брака. Гл.6. Нечистота родовой жизни

[14] Пособие по практическому руководству. О Законодательстве церковном. О венчании. п. 21.

[15] Дьякон Андрей Кураев Женщина в Церкви.

[16] http://www.rocor.de/Vestnik/20022/html/07_pavel.htm. Исходя из логики статьи, думается, что это связано с уступкой традиции.

[17] Как мы видим здесь святитель Григорий также толкует повествование о кровоточивой, как превосходство Нового Завета над Ветхим.

[18] Цит. по: Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов. СПб., 2001, сс. 33-36.

Источник: kiev-orthodox.org

Назад к списку

(87)

Перейти к верхней панели