Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

УПАВШЕЕ ПРИ ДОРОГЕ. Неделя 21 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

“Семя есть слово Божие; а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись” (Лк.8.11,12). Когда наш современник слышит повествование о диаволе, его воображению, испорченному художественной, то есть секулярной, внецерковной литературой, представляется некое отвратительное животное, являющее собой безобразный гибрид свиньи, козла и собаки. Это мерзкое существо, хитрое, но трусливое, злобное, но туповатое, которое в общем достаточно легко одолеть или обмануть: надо только быть решительным и смелым. Про человека, не боящегося такого существа, недаром говорится: “Ему сам чёрт не брат”.

Есть и другой, не менее известный, литературный образ диавола: мудрый, всезнающий, могущественный, хитрый, страшноватый, но обаятельный, – ну, просто какой-то иностранный профессор! Большинство наших современников не верит ни в реальное существование рогатого и волосатого с хвостом, ни тем более – в “иностранного профессора”, полагая, что и тот и другой суть порождения фольклора или неуёмной фантазии литераторов.

Потому и общение с бесами современному человеку вовсе не страшно, и случись, не дай Бог, какому-нибудь чёрту появиться на улице, скажем, нашего города, местные мальчишки забросали бы его камнями, а добропорядочные граждане при помощи милиции срочно организовали бы облаву с целью изловить неведомое миру животное и водворить его в клетку для всеобщего обозрения и изучения. Разве не так ведут себя специалисты по “летающим тарелкам”, охотники за так называемым “снежным человеком”, все эти исследователи “паранормальных явлений”, все эти “контактёры”, которых в старые добрые времена называли просто и ясно бесовидцами, то есть теми, кто якшается с падшими духами, общение с которыми считалось предосудительным и безусловно греховным?

Церковь знает, что бесы – не плод больного воображения художников. Христиане знают, что диаволу очень бы хотелось, чтобы люди не верили в его существование, а если уж и верили, то представляли бы его именно таким: глупым свиноподобным козлом или обаятельным “иностранным профессором”. Диавол хочет, чтобы мы не верили в него, а если бы и верили, то, уж конечно, не боялись бы.

А между тем диавол и бесы, его слуги и ангелы, – страшная реальность, причём реальность нашей повседневной жизни. Любой из нас может считать наивными и несерьёзными сказочные, поэтические представления и суеверия, которые примешались к тому, что Церковь знает о бесах, но никто не должен игнорировать свидетельство Священного Предания о них.

Никто не должен забывать, что падшие ангелы, ставшие в нашем мире символом зла, – сами злы, безусловно и неизбывно, что всё исходящее от них смертельно опасно, что всякое добровольное общение с ними, хотя бы и из любопытства, – тягчайшая измена Богу. И наконец, что хотят эти мерзкие твари всегда одного – нашей погибели, нашей смерти, в том числе смерти и погибели тех, кто сознательно выходит на общение с ними и служит им. Бога можно умолить, потому что Бог – Любовь.

Диавола умолить нельзя, его нельзя задобрить, к нему нельзя подстроиться, потому что он – персонифицированное зло. И когда сатанист служит диаволу, когда экстрасенс общается с неведомыми духами, пусть не рассчитывают на поблажку: отец лжи по-прежнему хочет только одного – нашей погибели, кем бы мы ни были, кого бы из себя ни стремились изобразить.

Одна радость: бесы не всесильны. Одна надежда: Всемогущий и Любящий Бог, который, по слову пророка, “не хочет смерти грешника” (Иез.33.11), силен помочь даже погибающему, даже падающему в бездну. Потому и предупреждает нас Господь в сегодняшней притче о сеятеле, сеющем Слово Божие, потому и призывает ко вниманию к этому Вечному Слову, потому и предостерегает от самочинного толкования священных текстов: диавол не хочет, чтобы мы уверовали и спаслись.

Диавол хочет, чтобы Слово Божие мы воспринимали как поэтическую сказку, как некую вечную и туманную мечту человечества о Золотом веке, чтобы церковь была для нас этнографическим заповедником, где сохраняются древние верования и традиции неграмотных и тёмных наших прадедушек и прабабушек. И чтобы мы были озабочены только одним – как бы нам раз в году куличи посвятить, водицы крещенской набрать да на родительскую субботу свечку за упокой бабушкиной души поставить!

Вот как похищается слово Божие из наших душ, вот как “при дороге” падают зёрна, брошенные щедрой рукой Сеятеля. Вот какие “птицы” выклёвывают из сердец наших благое сеяние Христово. Вот почему так важно помнить: это не к ним только, очень и очень давно жившим людям, обращена эта притча нашего Спасителя. Она обращена и к нам, людям двадцать первого века от Рождества Христова. Она обращена к нам, чтобы мы, имеющие уши, – услышали, чтобы мы, имеющие глаза, – увидели. И чтобы семя, посеянное в нас Господом, сохранилось в добром и чистом сердце нашем и принесло плод в терпении. Аминь.

29 октября 2000 г.

Проповедь во храме Святителя Владимира, митрополита Киевского и Галицкого

Назад к списку

(5)

Перейти к верхней панели