Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

Святитель Иннокентий (Кульчицкий) первый епископ Иркутский

Фото иконы с иконостаса в храме города Слюдянки

 

Непосредственное открытие самостоятельной Иркутской епархии неразделимо связано с именем святителя Иннокентия (Кульчицкого) — первого Иркутского епископа.

Святитель Иннокентий, в миру Иоанн Иоаннович Кульчицкий, родился в дворянской семье Черниговской губернии около 1682 года, учился в Киево-Могилянской духовной коллегии, переименованной в 1701 году в Академию. В Киево-Печерской Лавре будущий Святи­тель в 1708 году принял монашеский постриг с именем Иннокентий в честь преподобного Иннокентия Комельского Вологодского. Здесь же был посвящен в иеромонаха. В 1710 году святителя Иннокентия призвал в Москву Рязанский митрополит Стефан (Яворский), мес­тоблюститель Патриаршего престола, и определил своего бывше­го ученика преподавателем Словесности и Метофизики московской

Славяно-греко-латинской Академии. По истечении 9 лет в 1719 году по Указу Петра I Иннокентия, уже префекта академии, перевели в Санкт-Петербург в Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь. Царь Петр для укрепления духа морских экипажей и гребных судов ввел институт флотского духовенства.

В 1719 году 29 иеромонахов с двумя обер-иеромонахами: префек­тами Гавриилом и Иннокентием (Кульчицким) — были назначены на корабли.

В 1721 году в присутствии Петра I будущий Святитель Иннокентий был хиротонисан в епископа Переяславского и назначен начальником духовной миссии в Пекин для духовного окормления потомков пле­ненных китайцами казаков — так называемых Албазинских христиан, сохранивших Православную веру. В марте 1722 г. в сопровождении двух иеромонахов, пяти певчих и трех помощников преосвященный Инно­кентий прибыл из Санкт-Петербурга в Иркутск. Оттуда они отправи­лись в Селенгинский Троицкий монастырь в ожидании разрешения китайского правительства на проезд в Пекин. В Селенгинске подвиж­ник прожил до 1725 г., но это время не было зря потрачено. Святитель Иннокентий посвятил себя духовному просвещению бурят, тунгусов и других сибирских народов, изучению их языка и быта. Из Селенгинска пришлось вновь переехать в Иркутск и обосноваться в Вознесенском монастыре. Китайский богдыхан так и не дал разрешения на проезд в Пекин, так как Святитель неосторожно был назван «Великим Господи­ном», а этот титул принадлежал Китайскому императору

Только в 1727 г., 15 января, императрицей Екатериной I был ут­вержден Указ Синода об образовании Иркутской епархии и назначении Иннокентия (Кульчицкого) епископом Иркутским и Нерчинским.


Заботясь о вверенной ему епархии, Иркутский первоепископ вы­соко поднял уровень нравственности местного духовенства, являя со­бой пример благочестивой жизни. Сохранилось более 70 проповедей владыки Иннокентия. При нем без зла и давления шло обращение в христианство народов, кочевавших по обе стороны Байкала. Свя­титель Иннокентий преобразовал школу, которая стала называться Русско-монгольской. Содержать школы должны были монастыри, од­нако, они не спешили с отправкой содержания. Поэтому набор в школу осуществлялся с трудом. Известны случаи, когда даже церковнослужи­тели, не желая отдавать чадо на обучение, покидали церковную службу. Были и побеги, в том числе массовые. Число учеников в разные годы было различным. Однако при святителе Иннокентии в школе многое изменилось. Архипастырь Иркутский стремился создать благоприят­ную нравственную обстановку в школе. Он учредил должность надзи­рателя, чтобы между учениками не было ссор, драк и сквернословия. Если раньше в школу принимали детей духовенства, то теперь стали принимать детей всех сословий.

Книг в школе не хватало но, благодаря усилиям Святителя при пос­редстве начальника русского каравана, шедшего из Китая в Сибирь, Лоренца Ланга5 удалось получить новые книги. Количество учеников стало постепенно возрастать. Духовенство Иркутска большей частью было малограмотным, из простолюдинов. Хорошо, если священник мог отправлять богослужение и требы по служебнику и требнику. Средств не было не только на образование, но и на содержание епископа. По­могали, чем могли, крестьяне Вознесенского монастыря. Жалованья от Синода не поступало. Святитель Иннокентий, живя в монастыре, строго подчинялся его уставу и того же требовал от других. Он благоговел перед памятью основателя монастыря — старца Герасима и любил уединяться для молитвы в его пещере. Как самый простой послушник, он нередко участвовал в полевых работах на монастырских землях, ловил рыбу, рас­чищал дорожки, шил для учеников школы чирки (кожаные туфли).

Владыка Иннокентий явил себя мудрым администратором. Имен­но в годы его управления епархией началось изучение восточных ок­раин империи. В Сибири стали работать научные экспедиции. Самую большую возглавил капитан Витус Беринг в 1728-31 годах. Знакомый с ним святитель Иннокентий оказывал всяческую помощь в этом нуж­ном деле.

При святителе Иннокентии значительно расширились границы Иркутской епархии за счет приписки к ней Священным Синодом по его ходатайству Илимска, Якутска, Охотска и всех монастырей Восточ­ной Сибири.

 Многочисленные заботы по устроению церковных дел отнимали много времени и сил. К 1731 году здоровье Святителя сильно пошат­нулось. Пробыв на Иркутской земле 9 лет и так много для нее сделав, святитель Иннокентий, первый Иркутский архипастырь и миссионер, стяжавший благодать Святаго Духа, почил 27 ноября (10 декабря) 1731 года и был погребен в склепе под алтарем деревянной Тихвинской цер­кви Вознесенского монастыря.

Много позже во время ремонта церкви при работах в алтаре обна­ружилось, что мощи владыки Иннокентия не только не пострадали от сырости, но и остались нетленны.

Документальные данные свидетельствуют о многочисленных ис­целениях от мощей святителя Иннокентия. В 1800 году жители Иркут­ска обратились к епископу Иркутскому Вениамину с просьбой об их открытии. Сенаторы Ржевский и Левашов подали рапорт Императору Павлу о чудесных мощах. В 1801 году Священный Синод направил для освидетельствования преосвященнного Иустина, епископа Свияжско-го, викария Казанской епархии. Доклад владыки Иустина подтвердил факты чудодейственных исцелений и благоухания от мощей святителя Иннокентия. В 1804 году 28 ноября Высочайшим Указом Императора Александра I и Священного Синода свершилось прославление мощей святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского.

В 1920 году до Иркутска докатился фронт гражданской войны. Части пятой Рабоче-Крестьянской армии вошли в Иркутск, и сразу началась борьба с Церковью. 24 января 1921 года с целью «разобла­чения» была вскрыта рака с мощами святителя Иннокентия Иркутс­кого и ночью тайно отправлена в Москву в распоряжение директора выставки-музея по охране здоровья Наркомздрава Шифмана. С 1920 года музей уже принял 14 святынь из разных уголков России, среди которых были мощи святителя Иоасафа Белгородского, преподобной Анны Кашинской, преподобного Серафима Саровского, святителя Иоанна Тобольского и других. В 1930 годы музей упразднили и мощи святителя Иннокентия надолго были утеряны. Случайно на них выве­ло западное радио, сообщив, что в Ярославле находятся мощи благо­верного князя Феодора Смоленского и его чад Давида и Константина. Эти мощи были переданы Церкви без лишних хлопот. Но рядом с ними находились еще одни мощи без номера, которые прозвали почему-то «сибирская мумия».

После передачи Ярославской епархии мощей благоверных князей Феодора, Давида и Константина в музей приехал епископ Костромской и Галичский Александр в надежде опознать по описанию в оставших­ся неизвестных мощах мощи преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского. Надежды не оправдались. Описание не соответс­твовало увиденному.

По документам вскрытия раки святителя Иннокентия в 1921 году и фотоснимкам была подтверждена тождественность описания его мо­щей с «сибирской мумией», как ее называли в музее. Особенным при­знаком явилось отсутствие фаланги одного пальца на руке Святителя, которая сейчас находится в Иркутском Знаменском монастыре в ико­не с его ликом. Как оказалось, сохранению мощей способствовал А. В. Луначарский, вмешавшийся в дела Наркомздрава. Когда хотели сжечь мощи, он, будучи народным комиссаром просвещения, воспрепятство­вал этому, мотивируя тем, что мощи могут стать ценным объектом для антропологического и археологического изучения… В 1939 году мощи Святителя Иннокентия оказались в Ярославском Антирелигиозном музее Наркомпроса РСФСР. Обнаженные, прикрытые лишь бумагой, они все же не выставлялись для общего обозрения. Такими их и увидел Иркутский епископ Вадим, прибывший в Ярославль 12 марта 1990 года для опознания.

18 августа 1990 года мощи были перенесены игуменом Толгского монастыря о. Евстафием и священнослужителями Иркутской епархии священниками Сергием Кузнецовым и Александром Белым в Толгский монастырь Ярославской епархии. С благословения архиепископа Ярос­лавского и Ростовского Платона их покрыли архиерейской мантией, а впоследствии мощи были облачены в найденные в Иркутском кра­еведческом музее одежды Святителя, в которых он был хиротонисан в епископы.

30 августа святые мощи в сопровождении о. Александра и о. Сер­гия отправились в Иркутск. 2 сентября 1990 года около полуночи они прибыли на Иркутскую землю. Владыка Вадим тут же совершил крат­кий молебен Святителю Иннокентию и, опередив несколько процес­сию, под праздничный перезвон колоколов возглавил торжественную встречу святыни в Кафедральном Соборе. В Иркутской епархии его почитают наравне со святителем Николаем Чудотворцем.

Назад к списку

(91)

Перейти к верхней панели