Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

Наша последняя миссия Александр Горбунов,

Выполнить или погибнуть …

 Данность

источник Великорецкий Крестный ход

 

 

 

 

 

Наверное никто не станет спорить о том, нужно ли современной России миссионерство. Пожалуй, только очень наивный или враждебно настроенный к Православию человек скажет, что никакая миссия нам не требуется, и надо тихо укрыться в приходах, ожидая Второго Пришествия.

Христианин, видящий духовное бедствие своего народа, подобного малодушия себе позволить не может. По воле Божией, Патриарх Кирилл понимает первостепенность задачи народного просвещения.

Россия, христианская по складу свой души, исторически православная и крещеная держава, ныне не вполне приобщена ко Христу и по сути не воцерковлена.

Основной вопрос состоит в определении объекта, на который должна быть направлена миссия и какова ее подлиннная цель. Если задача состоит в подлинном превращении русского народа в народ православный — тогда одно дело. Если же речь идет о модных акциях, об упражнениях в красноречии среди «продвинутой» аудитории и тому подобных вещах, то это совсем другое.

Стоит определить причины пробуксовки христианизации России. Конечно, можно отрицать факты и твердить мантру об идущем «духовном возрождении», но человеку живущему в реальном измерении легче от ее повторения не становится. Полноценного и постоянного приобщения народа к Церкви, осознанного исповедания, органического восприятия христанских ценностей, — пока нет. С чем это связано?

Уж точно не с вопросами о богослужении на церковнославянском языке, старостильном календаре или высокой требовательности к морально-нравственной стороне жизни прихожанина. Говорить обо все этом, как о препятствии на пути к воцерковлению могут только лицемеры.

Напротив, верность традиции привлекает. Если будет допущена фатальная ошибка и Церковь пойдет на уступки (обкарнает богослужения, переведет их на площадной современный язык, сменит календарь), то количество прихожан сократится на порядок к нынешнему. Кстати, опыт католической церкви в этом отношении показателен. Десакрализация, проводимая собственными руками — это либо величайшая глупость, либо измена.

Еще более важно не допустить приближения РПЦ к «западным стандартом» и ее излишнего сближения с католичеством, с западными конфессиями в целом. Судя по внешним проявлениям, Запад вплотную подошел к своей смерти. Призывы отменить термины «отец» и «мать», массовая содомия, остановка деторождения, растворение тел умерших в щелочи с последующим сливом в канализацию — таковы печальные признаки наступающего конца.

Смерть цивилизации означает ее отсеченность от Источника жизни. Каждый верующий человек знает, что источником жизни и жизненных благ является Господь. Стало быть, конфессии Запада утратили или почти утратили (пока еще в канализацию смывают не всех) свою благодатность. И думающие европейцы, в частности, представители едва теплящегося искусства ищут «возможность острова» где угодно, но только не в западных религиозных институтах.

Мы должны надеятся на то, что возрожденное Православие поможет Европе избавиться от окончательной гибели. Но данный вариант развития осуществим при условии неукоснительного сохранения канонического Православия. Оно — наша главная ценность, через него мы сохраняем связь с Источником жизни.

Воспринятое таким образом — как подлинная Церковь Христова, исключительный канал связи с Господом, Православие способно стать духовным маяком и крепостью для всех, кто желает жить, спасаться и побеждать. И не только в самой России, но и во всем мире.

Данный мотив неявно и явно прослеживается в высказываниях Святейшего. Но те идеологемы и концепты, которые рождаются на других уровнях церковной иерархии, увы, и близко не стоят. Здесь более популярно мелкотемье, увязание в никому не нужных дискуссиях вокруг спорных исторических фигур и фактов, невдумчивое, порой плоское поучительство и т.п.

Будущие христиане

Наиболее активные слои населения, в первую очередь, молодежь, «идейный материал» такого рода не удовлетворяет. Чувствуя несправедливости и ужасные перекосы нынешней жизни (как духовной, так и в социальной), они уходят в протестные формы существования.

Кого-то привлекает левая, левацкая, кого-то национал-радикальная идеология. Оба эти поветрия, распространяющиеся среди юношества, опасны для нашего будущего и для самих молодых людей.

Среди так называемых «бритологовых» идет рост регрессивных расистских настроений, что вкупе с культивацией подростковой злобы и прививкой синтетического «неоязычества» — крайне серьезная проблема. И православное миссионерство не должно обходить ее стороной. О проблеме вовлечения молодежи в самоубийственные формы «патриотизма», как и возвращении искусно оболваненного русского актива в лоно Православия стоит говорить отдельно.

Заметим лишь, что на данный момент как по размерам, так и по энергетической емкости это неизмеримо большая, чем «байкеры» или какие-нибудь «эмо», молодая страта русского народа. Конечно, и с ними надо работать, но зачем же «отцеживать слона».

Тем большее недоумение вызвали статьи на РНЛ, «разоблачающие» творчество Констанина Кинчева — адекватного эмоциональным запросам молодежной среды рок-миссонера. Кинчев популярен, потому что он человек по-настоящему талантливый, искренний и полезный. Он приводит заблудшую молодежь в притвор, на «подготовительную ступень» Православия, и спасибо ему за это. Занудство и «инквизиторство» юного писателя, не до конца продумавшего жизнь, выглядит странным и излишним.

Не успевшие сформироваться в личностном плане, пассионарные подростки, по-видимому, не находят в современной Церкви адекватного отклика на токи, бушующие в их сердцах. Каждый день они встречают трудное положение, в котором оказались они сами и их родители. Видят незавидную долю большинства притесняемых русских. Наглый глумеж над историей, традициями, славой России. Но с амвона, из современной церковной литературы и печати они редко могут получить нечто совзвучное своим переживаниям.

То же самое касется «коммунистического электората» и «левой молодежи». К этой категории принадлежит огромное число наших соотечестенников. Многие из них заявляют о своей православности. Но на самом деле, кроме декларируемой принадлежностим к «культурно-историческим ценностям» России за данными заявлениями ничего не стоит. Не надо строить иллюзий. Миссия среди этих людей не состоялась. Они в массе своей еще не преображены, не просвещены светом Христовым и религия, Вера для них не более, чем пустой звук.

Эту жизнеспособную, богатую по своим возможностям категорию часто отталкивает демонстративная индифферентность церковного официоза к социальной катастрофе, в которую вот уже долгие годы погружены слишком широкие слои. Не секрет, что в той или иной степени испытывает состояние бедности до 80 процентов населения России. А ведь среди них есть еще и те 20-30 процентов (то есть каждый третий русский), что живут в полной нищете. Бывает, им элементарно нечего поесть. И Церковь, если она заботиться о миссии, должна активно указывать на это.

Конечно, Христос прежде всего дает пищу духовную. Но кто сказал, что он не дал есть проголодавшимся людям совершенно конкретной рыбы?

Ни на минуту не надо забывать, что представления о религии, о церковной жизни и даже о том, о чем сообщает Евангелие у многих из нынешних русских людей находятся на самом зачаточном, а то и вообще примитивно-суеверном уровне.

И тем не менее, нередок протест против того, чтобы «у попа ручку целовать». Как и обвинительный пафос в адрес церковных служителей и священноначалия.

Проблема

Увы, богатую почву для подобных настроений дает поведение иных клириков, нацеленных исключительно на «хозяйствование» в рамках ввереных им приходов и более крупных церковных структур. Ведь попадаются среди священства те, кто даже и не скрывает столь низкого мотива священнической деятельности, как личное обогащение.

Наряду с частными проявлениями любостяжания не вызывает у многих восторга и общая отдаленность Церкви как института от социального бедствия народа.

Пресс экономического гнета и растление народной души при помощи медиа и новых «образовательных стандартов» стали повседневностью. И именно на их фоне появились такие смертельно-ядовитые плоды, как массовая абортизация совсем юных девочек, алкоголизм, наркомания, преступность. По всем этим социальным болезням, присущим наиболее отсталым странам, мы заняли первые строчки в мировых рейтингах.

Можно понять Церковь, пережившую 70-летние гонения, включая большевистский террор. Ее осторожность в отношениях с государством естественна. Тем более, что многие важные вопросы, в том числе и о беззаконно отнятой еще в эпоху коммунизма церковной собственности, остаются открытыми.

По сути, Церковь в любой момент может вновь подвергнуться гонениям (как минимум имущественного характера) и диффамации, шельмованию в СМИ. Как представляется, это и служит причиной сдержанности первоиерархов, когда они затрагивают взрывоопасные социальные темы.

Но кроме них, слава Богу, теперь уже существует армия приходских священников, которые имеют возможность напрямую общаться со своей паствой. Нет и помысла к тому, чтобы ждать от них призывов к бунту. Но объяснения происходящего, доброго наставничества, водительства среди потрясения самих основ человеческого бытия прихожане ожидать вправе.

Между тем, некоторые проповеди вызывают недоумение. Недавно довелось побывать в приволжском городке, рожденном сталинскими стройками. Там поставили новый хороший храм. Кажется, не найти более яркого примера того, как Православие возвращается и преображает.

И вот священник, не убеленный еще сединами, обращается к малочисленной группе женщин, пришедших в будний день на службу. Что же он им говорит? Несколько минут рассказывает сколь неоходимо повиноваться начальству и ни в коем случае на него не роптать. В конце концов, подчеркивает, что безропотное служение начальству и повиновение ему это едва ли не служение самому Богу.

Допустим, подобное обращение было бы уместно по отношению к воинам иили курсантам. Возможно, батюшка ранее их окормлял. Но при чем здесь замордованные тяготами и без того смиреннные по отношению к начальникам провинциальные домохозяйки и работницы?

Данный пример приведен не для «обличительства», но лишь для того, чтобы неким образом ввести читателя в контекст одной из самых серьезных проблем нашей Цекрви. Она с трудом устанавливает коммуникацию с современным русским народом. И если женщины из упомянутого прихода смиренно примут все, что им сообщит местный батюшка, то привлечь прихожан из более активной среды он не сможет. А значит апостольский потенциал его служения останется нераскрытым.

Последняя миссия

Не очень понятно, почему столько копий сломано вокруг миссионерства среди субкультур. Например, среди байкеров.

Во-первых, мотоциклетное движение, особенно в России — это экзотика. Байкеров в процентном отношении к остальной молодежи ничтожно мало. Во-вторых, ничего плохого в том, что эти активные парни встали под знамя Христа. Наоборот, это очень хорошо. Конечно, они не без греха. Но разве среди людей таковые имеются?

Неразумный «ночной волк», который прокатил полуголую девушку во время прошлогоднего севастопольского мотопробега был из рядов мотосообщества исключен. Это говорит о том, что перекати-поле прислушиваются к общеправославному голосу. И пусть они лучше ездят под хоругвями, чем под знаменем сатаны. Не правда ли? Рискую натолкнуться на хор недовольных пуристов, эдакого коллективного Суслова от Православия, но что поделаешь.

И все же миссия должна обратиться к более значимым неравнодушным группам, сформировавшимся в российском обществе на данный момент.

Но главное даже не в этом. А в том, что отчетливо осознается Патриархом, если судить по его проповедям, — Миссия необходима 90 процентам населения России.

Ведь упомянув наиболее «пассионарные» круги, мы не сказали о преобладающем в нынешнем народонаселении образе жизни. Вне зависимости от своих материальных возможностей, люди нацелены на гедонизм, потребительство, наркотизацию различными страстями (в том числе и непосредственнно при помощи наркотиков).

Вот какой «поиск» становится подменой их духовности. А православная религия в этом контексте — всего лишь ни к чему не обязывающий, никуда не зовущий обряд, дополненный украшением в виде золотого нательного крестика.

Как миссонерствовать в зачастую порочной (пусть изначально и не по своей воле), во многом деградировавшей среде?

Ясно, что со знаменитыми «разоблачениеми Рерихов», которыми столь славен протодиакон Андрей Кураев соваться сюда не стоит. Не поймут. Конечно, можно и дальше делать умный вид, рассуждая на языке, понятном столичным профессорам. Можно и дальше представлять себе тех же Рерихов или даже кришнаитов в качестве главных враждебных цитаделей на пути утверждения православной духовности.

А можно начать серьезную работу по взаимодействию с собственным народом, учитывающим его реальное состояние, настроение, сомнения и запросы.

Никакое «Двоесловие», никакие постмодернистские игры с извращающимися умниками здесь неуместны. Зачем ходить в обнимку с художниками от слова «худо», на которых обществу «глубоко наплевать», как бы не замечая того, что действительно волнует большинство людей?

Каждая акция, наподобие «Двоесловия-Диалога», способствует формированию образа Церкви, как элитарной, чуждой и двусмысленной.

Вкупе с прохладностью к насущной проблематике, это может привести не только к расколам, но и к тому, что массовая отчужденность из нейтральной переродится во враждебную.

Похоже, эту страшную угрозу пока еще толком никто не осознает. А ведь РПЦ имеет столь трагический, печальный опыт, который должен был бы нас многому научить.

Но если так пойдет дальше, то даже дореволюционная церковность, на которую большевики сумели натравить значительную часть населения, покажется куда более народной, чем нынешняя.

Пусть еще не все церковные раны залечены, но наступило время самоосознания Церкви, как полнокровной и полноценной. Посттравматическое, постсоветское время прошло. Ничинается другое время, и спрос Всевышнего тоже будет другим.

Миссионерство сегодня — путь не только к настоящему православному возрождению. Оно еще и путь спасения РПЦ, предотвращения катастрофы изоляции РПЦ от русского народа. Уйдя в неправосланые формы национального протеста и греховно-гедонистическое падение, он может оказаться по отношению к церковной организации абсолютно чужим.

А при определенных неблагопритных условиях наша Цероквь вновь станет объектом вражды. И со стороны кого же? Тех, кто должен был стать ее верными детьми.

Прошу рассматривать данную заметку, как призыв ко всем неравнодушным православным к началу разработки и непосредственного осуществления миссии среди современного русского народа. Будем также помнить, что миссонерство, апостольское делание — прямая обязанность каждого христианина.

У нас остался только один шанс, миссия в любом случае будет последней. Оставим взаимные, упреки, книжничество и фарисейство. Спасем Церковь и Россию!

Назад к списку

(45)

Перейти к верхней панели