Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

Избавление от привычки кончать с собой…


Сейчас я понимаю, что всё могло быть иначе. Точнее, ничего бы не было. Не было бы теплых солнечных дней, Не было бы успехов сына в колледже, не было бы мурлыканья моего любимого рыжего кот, моих любимых фильмов про Шерлока Холмса, моих любимых белых хризантем, походов в «Шоколадницу», моего любимого кофе «гляссе»… Всего бы этого не было… для меня. Просто потому, что меня бы уже не было. Почему? Потому что существует такое слово «суицид» и потому, что у меня с этим словом давние отношения. Горькие, тяжёлые, бессмысленные отношения.


А впервые я услышала это слово в 16 лет, в том самом возрасте, когда у людей наступает время расцвета, время любви, время выбора жизненного пути.

Нет, у меня не было проблем с внешностью, я не была безответно влюблена, я не задумывалась о своём будущем (хотя теперь понимаю, что лучше бы задумывалась). Причины были в отчиме.

Нет, он не бил, не унижал меня, не позволял в мою сторону ничего непристойного, не было всех тех ужасов, о которых порой рассказывают несчастные падчерицы. Он был в своём роде феноменом. Дело в том, что он был патологическим вруном.

Наверное, вы подумаете, что же в этом страшного? Может быть. для других людей и ничего, но для меня, выросшей в семье, где все отличались безукоризненной честностью, это было невыносимо. Ну, не научили меня врать! Разве это недостаток? В моём случае оказалось, что да. По крайней мере, оказалось, что, когда моя мама начала жить с этим человеком, я была не готова к такому испытанию.

Отчим врал по-крупному и по мелочи, везде и всегда. Наверное, у него было такое кредо. Моя мама верила ему. А вместе с ней – и я. Отчим настоял, чтобы она ушла с работы, дабы поехать всем вместе на север на заработки. Мама с работы ушла, но на север мы так и не поехали. Весь этот план был только в болезненном воображении отчима.

Отчиму верили не только мы. Люди давали ему деньги под разные проекты, которые он им описывал в красках. А потом отчим прятался от них, скрывался, просил, чтобы мы по телефону отвечали, что его нет дома. Таким образом он и нас вовлекал в своё враньё.

Надо сказать, что отчим сам нигде не работал. Деньги на жизнь он брал у своей престарелой матери, довольно состоятельной женщины, получившей приличное наследство от мужа.

Маме отчим врал, что вот он устраивается на работу. Потом вскрывалось, что нет. И это была бесконечная череда лжи.

Мама тоже очень болезненно переносила его ложь. Но если я молчала, то мама устраивала грандиозные истерики. Вот тогда у неё и стало плохо с нервами и со сном. Она обратилась к врачу, и врач выписал ей снотворное. Мамочка не слишком щепетильно относилась к этому вопросу, и таблетки валялись по всему дому.

И вот однажды, после очередного разоблачения со скандалом я почувствовала себя настолько уставшей от всего этого, что мне захотелось отключиться, забыть весь этот непрекращающийся кошмар. Тогда я взяла таблетки, ушла в свою комнату и, закрывшись там, начала выковыривать одну за другой из пачки. Нет, у меня не было мысли уйти безвозвратно, я об этом не думала. Я просто хотела отключиться…

Так же, одну за одной, я выпила их. Не знаю, сколько их было, знаю только, что не достаточно, чтобы умереть, но достаточно, чтобы проспать сутки. Так и случилось. Я спала и спала, а мама, расстроенная и взвинченная, не сразу обратила на это внимание. Но потом она заподозрила всё-таки что-то неладное, потому что вошла ко мне в комнату и обнаружила меня спящей, а рядом – упаковку из-под лекарства.

Мама вызвала «скорую» и попыталась меня разбудить. К счастью, как я теперь понимаю, её попытка увенчалась успехом.

Когда приехала «скорая», я уже была в бодрствующем состоянии и чувствовала себя вполне сносно.

Вот тогда от врача я и услышала в первый раз эти слова: «попытка суицида». Что? Какой суицид? Я вовсе не думала о суициде… Я просто хотела отгородиться от того кошмара, который творился в нашем доме. Я просто хотела заснуть… Примерно это заплетающимся языком я объяснила врачу. Тот был удовлетворён. «Скорая» уехала. Обошлось…

Мама была очень расстроена. Она плакала. Мне было жаль маму, но… Я не понимала, что я сделала ужасного. Не понимала…

Прошло время. Я поступила в институт и познакомилась с молодым человеком. Он тоже учился, на два курса старше меня. И я поняла, что влюбилась. Мальчик был иногородним. Не знаю, что было причиной, не думаю, что он любил меня. Просто, наверное, им двигало естественное желание жить в столице. Как бы там ни было, мы решили пожениться.

Мама продолжала жить с отчимом, но меня теперь все перепитии, происходящие между ними, трогали всё меньше. Я всё больше времени проводила в общежитии. Я была рада как можно меньше бывать дома. Я устала от их беспрестанных выяснений отношений.

Наконец, мой МЧ решил сделать официальное предложение и познакомиться с родителями.

И вот, в один прекрасный день, с цветами, он пришёл свататься ко мне домой. Сказать, что он не понравился маме, – не сказать ничего. Он ей не просто не понравился, он вызвал у неё какое-то ужасное чувство ненависти. Но, тем не менее, сватовство прошло хорошо, и теперь дело оставалось за малым – познакомиться с родственниками будущего мужа.

Вскоре приехали родственники моего МЧ. (Они остановились у его тётки, которая тоже живёт в столице. Какое счастье, что не у нас, а то бы они, наверное, переубивали друг друга с моими родственниками.) И приехали к нам знакомиться. Это были мама, крестная, тётя, муж тёти и племянница моего жениха. Мама не рассчитывала на такую толпу. Но что поделать, раз у них так принято… Пришлось принимать их, как могли.

Родственники будущего мужа тоже были настроены не слишком доброжелательно, знакомство прошла более чем сдержанно.

Тем не менее, начались приготовления к свадьбе. Я уверена, для других людей этот период – самый светлый в жизни. Для меня же это чёрные воспоминания. Наши родственники никак не могли договориться насчёт гостей, кафе, свадебного кортежа… Эти постоянные выяснения отношений вымотали меня окончательно. Закончилось же всё совсем безрадостно.

Накануне свадьбы приехали родственники жениха и устроили мне скандал насчёт платья. Надо сказать, что мне почему-то захотелось розовое платье. Просто захотелось, и всё. Моя будущая свекровь, крёстная и тётя МЧ стояли в дверях моей комнаты и вопили в три голоса, что платье должно быть белым. И что я их опозорила тем, что платье у меня не того цвета.

Наоравшись вдоволь, они уехали, а мы с мамой остались. Мама нервно старалась закончить последние приготовления. Ведь на следующий день должна быть моя свадьба!

И вот мама хватилась утюга. Она никак не могла его найти. Она начала кричать, что это я куда-то дела утюг, а заодно и всё, что она думала про моего будущего мужа и его родственников (впоследствии оказалось, что утюг отчим одолжил соседу).

Это было последней каплей, переполнившей чашу. Вы ещё не забыли, что таблетки были разбросаны по всему дому? Я взяла упаковку и закрылась в комнате.

Я выпила много. Достаточно много. В момент, когда от меня уже ускользало сознание, в комнату вошла мама. Она пришла помириться и сразу увидела, что произошло. Помню только её отчаяние в голосе, когда она побелевшими от ужаса губами хриплым голосом спросила: «Ты выпила их?» Я нашла в себе силы кивнуть. После этого я помню всё какими-то обрывками. Помню, как меня заставляли пить воду, чтобы промыть желудок… Помню своих родственников, мечущихся вокруг меня, помню, как просила у всех прощения… А потом помню приёмный покой больницы. Я в полуобморочном состоянии сижу на старой кушетке. И мой отчим разговаривает с врачом…

Не знаю, что он там наговорил, но, видимо, сказался его дар убеждения, из больницы меня отпустили.

Мамочка, моя бедная милая мамочка! Как же ты плакала тогда, как умоляла больше никогда, ни-ког-да не делать ничего подобного! Как разрывалось тогда твоё слабое сердце, как ты считала себя виновной в моём поступке! Я просила у тебя тогда прощения и хочу ещё раз сделать это – здесь…

А потом была свадьба, и я, как могла, старалась казаться радостной и счастливой.

Мама с отчимом переехали жить к его матери, и мы с мужем стали жить у нас. Мы закончили институт, у нас родился замечательный сын… Потом работа… Однако отношения не складывались, и в конечном итоге с мужем я развелась. Он съехал от нас, и мы продолжали жить вдвоём с сыном. Я работала, растила ребёнка, жизнь шла своим чередом.

А потом случилось страшное, непоправимое, то, что до сих пор вызывает у меня боль… Мамочки не стало… Всё случилось, как в кошмарном сне.

Отчим доигрался, он совершил проступок, за который его забрали в тюрьму. В самую настоящую. Я всегда знала, что ничего хорошего из его поступков не выйдет. И мама не выдержала. Она повесилась на даче отчимовой тётки. Эта тётка позвонила мне поздно вечером и сообщила об этом холодным, сухим голосом: «Твоя мама умерла». Она не сообщила, почему. Она никогда не любила мою маму.

Умерла? Нет, не может этого быть, она молодая, ей всего 50… МА-А-А-А-МА!

Мама была в морге, в маленьком подмосковном городе. Мы поехали туда с моей тётей, маминой сестрой. Других родственников к тому времени практически не осталось. Пришли в морг. Врач спокойный, равнодушный… Он всего навидался… «Отчего она умерла?» И жестокий ответ: «Она повесилась».

Нет, этого не может быть, только не моя мама! Она всегда была оптимистка, говорила, что всё в жизни нужно принимать философски… Она так просила меня не делать глупостей, а сама… Нет, НЕТ! Этого не может быть! Прости меня, мамочка, я не оказалась в трудную минуту рядом, не поддержала, не подбодрила… МАМА! ПРОСТИ МЕНЯ!

Потом скорбные хлопоты, похороны… Всё это как во сне, как будто не со мной…

Я долго не могу оправиться от случившегося. Годы… Они проходят, один за другим, боль уже не такая сильная, но она есть… Я не знала тогда, что жизнь приготовила мне новые испытания…

Это случилось 4 года назад. У меня произошёл странный приступ. С этим приступом врачи доставили меня в больницу и поставили диагноз «шизофрения». Не знаю, наследственная ли эта болезнь, или приобретённая, но меня она коснулась… Я восприняла это очень тяжело. 40 дней в психиатрической больнице показались мне тяжким испытанием. Наконец, меня выписали. Да, я уже адекватная, но слабая и нахожусь в ужасе от всего произошедшего. Меня переполняет ужас и стыд, я не знаю, что мне делать дальше…

Хотя нет, кажется, знаю. Я нарушу обещание, которое дала маме. Я покончу с этим в один момент.

Для этого нужно совсем немного… Просто таблетки… Но они уже не валяются по всему дому. Значит, их нужно купить. Сына нет дома, у меня полная свобода действий.

И вот, на следующий день после выписки я иду в аптеку. В обыкновенную аптеку за обыкновенным лекарством от жизни.

За прилавком стоит девушка, молодая и очень симпатичная. Народу в аптеке в утренний час нет, поэтому всё её внимание приковано ко мне. Она спрашивает, что мне нужно. Я точно не знаю, что мне нужно, просто то, от чего можно заснуть и не проснуться. Отвечаю ей что-то невменяемое. Девушка настораживается. В её глазах немой вопрос, зачем мне это. Не знаю, за кого она принимает, может быть, за наркоманку? Но почему-то вдруг отказывает, довольно резко и бескомпромиссно. Ангел, это просто Ангел с небес спустился и принял облик девушки: «Принесите рецепт от врача!»

Почему она так сказала, мне до сих пор не понятно. Просто сказала, и всё.

Она, эта девушка, не дала мне нарушить обещание, данное маме. И вдруг мне становится очень стыдно. Стыдно перед сыном, перед тётей, перед моими самыми близкими людьми за то, что хотела причинить им невыносимую боль, заставить испытать весь кошмар, который пережила я, когда моя мама… Господи, прости меня за всё! Я не хочу, не хочу… Я не буду делать ЭТОГО… Я смогу быть сильной, смогу жить… ГОСПОДИ, ПРОСТИ!!!

Прошло 4 года, Я уже не чувствую ужаса по поводу собственного диагноза. Я смотрела фильмы и читала о людях, которые живут с подобным заболеванием полноценной жизнью, и стараюсь сама напомнить свою жизнь смыслом. И точно знаю, что в жизни есть много вещей, ради которых можно и нужно жить. Я стараюсь радоваться каждому наступившему дню, будь он солнечным или дождливым… Я стараюсь найти радость в малом: в книгах, в фильмах, в рыжем коте, в чашечке кофе… Я молю Бога и надеюсь на то, что, что бы ни случилось в жизни, у меня были силы пережить это достойно, не прибегая к постыдному и отвратительному насильственному уходу из жизни. Я захожу иногда в дежурную аптеку, и каждый раз говорю мысленно: «спасибо» ангелу в белом халате. Она, конечно же, не узнаёт меня и до сих пор не знает, что для меня сделала…

Екатерина


источник

Назад к списку

(153)

Перейти к верхней панели