Православный приход храма святителя Николая Мирликийского города Слюдянка

4 ноября. День народного единства

Слюдянка. Казанская икона Богоматери

 

Россию можно назвать Богородичной страной. К образу Матери с Божественным Ребенком на руках несутся молитвы, хвала, радость, просьбы о помощи… Совсем особая любовь русского человека к иконе Той, Которая несравненно выше самых высших Ангелов, Херувимов и Серафимов и милость Самой Царицы Небесной к земле нашей сделали то, что в России явлено более 468 Ее святых икон. Из множества икон Пресвятой Богородицы, почитаемых в Русской Православной Церкви, ни одна не распространена в таком количестве списков, как Казанская.  Перед Полтавской битвой в 1709 г. царь Петр I с войском молился пред Казанской иконой Божией Матери, а в 1721 г. перенес один из списков иконы из Москвы в построенный им Петербург. В 1811 г. образ был поставлен в только что построенном и освященном Казанском соборе, где вскоре полководец Кутузов молился пред чудотворной иконой о победе над французами. Святой образ осенял русских солдат идущих на освобождение России от иноземных захватчиков в 1812 г., и первая крупная победа была одержана в день праздника иконы 22 октября, когда выпал первый снег и ударили сильные морозы, сама Заступница пришла на помощь воинам. К ней чаще всего обращают взоры в бедах, болезнях и тяготах: «Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего… всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим». (Тропарь, глас 4-й).

1612 год. Поляки в Москве…

Поляки в Москве… завладели государственной казной, отобрали у русских ключи от всех городских ворот, свезли в Кремль все пушки, ядра и порох. Везде была расставлена польская стража. Русским запретили носить оружие. И начались грабежи, насилия и убийства. Из провинции доносились не менее страшные вести: люди польские сжигают селения, опустошают целые города, мучат, жгут, бьют, ведут в плен русских людей. Появилось опасение, что не королевич Владислав, а сам польский король Сигизмунд решил занять русский престол и присоединить Россию к Польше. В эти тревожные дни проповеди Гермогена народ слушал в главных соборах столицы: «Благословляю я смиренный патриарх, чтобы вы жизни своей не жалели на борьбу с поляками, ибо вижу я уже попрание и поругание веры истинной, вижу конечное разорение града Московского от еретиков и гнусных изменников, не могу я спокойно слушать пения латинского в Кремле нашем». Письма-воззвания и грамоты патриарха расходились по разным русским городам и города начали переписываться между собой. Из осажденного Смоленска писали: «Не верьте королю и полякам, у нас корень царства, у нас православных христиан Матерь Божия и Московские чудотворцы. Святейший Гермоген-патриарх прям как сам Пастырь, душу свою полагает за веру христианскую».
    Салтыков с боярами-изменниками     всей толпой вошли Гермогену в келью. У них была готова грамота о полном подчинении русских воле польского короля Сигизмунда. Эту грамоту подписали все думные бояре, не хватало лишь подписи патриарха. Но патриарх был тверд и непреклонен: «Пусть королевич примет православие и выведет поляков из Кремля, а иначе я всех благословлю на борьбу с ним – идти под Москву и стоять за веру свою даже до смерти». Салтыков потребовал от патриарха остановить восстание русских против поляков, которые уже начались во многих городах: «Ты дал им оружие в руки, ты их и усмири». Патриарх же ответил: «Все само смирится, когда ты изменник со своей литвою исчезнешь». После этого Салтыков в гневе выхватил нож и замахнулся на Святейшего патриарха. «Не боюсь я твоего ножа, — спокойно сказал Гермоген, — против него есть у меня сила Святого Креста».  Тогда Гермогена бросили в темницу Чудова монастыря, не давали ему ни хлеба, ни воды, изредка лишь бросая сноп овса. Но даже из заточения Гермоген находил возможность передавать на волю свои призывные грамоты. Последнюю он послал в Нижний Новгород, где уже собирались полки Минина и Пожарского. Он благословил их возглавить всенародное ополчение: «Пишите и в Казань, и в Вологду, и к Рязанскому Владыке, да и во все города пишите, чтобы унимали грабежи, сохраняли братство и готовы были души свои положить за веру. Везде говорите моим именем, а я за вас Богу молюсь». Патриарх Гермоген умер в темнице голодной смертью в 1612 году.
    Ополчение держало трехдневный пост и усердно молилось пред Казанской иконой Божией Матери. В осажденном Кремле находился тогда архиепископ Элассонский (из Греции) Арсений. Ночью к нему в келью явился сияющий Божественным светом преподобный Сергий Радонежский и возвестил, что «заутра Москва будет в руках осаждающих и Россия спасена». Как бы в подтверждение истинности пророчества архиепископ исцелился от болезни. Архиепископ Арсений оповестил русских воинов о видении и пророчестве великого святого Русской земли. 22 октября 1612 года после тяжелых боев с поляками ополченцы под предводительством Минина и Пожарского вошли в Москву в Китай-город, впереди несли Казанскую икону Божией Матери. Спустя еще несколько дней, поляки сидевшие в Кремле, бежали, а русские воины во главе с духовенством, с иконами и хоругвями вошли в святая святых родной земли – Успенский кафедральный собор. Торжественный звон оглашал освобожденную Москву.
А зимой в уже умиротворенной столице на Соборной площади Кремля состоялся Земский Собор. Ни один день 700 представителей бояр, духовенства, дворян и посадских людей решали дело величайшей важности – кого избрать на Русский престол. И хотя опять раздавались голоса в пользу польского и шведского королевичей, а казаки предлагали избрать малолетнего Ивана, сына Лжедмитрия и Марины Мнишек, Собор решил – на русском престоле должен быть русский царь. Назывались имена князей Галицина, Трубетского, Воротынского,… но чаще всего звучало имя молодого Михаила Романова, сына знаменитого митрополита Филарета, сыгравшего значительную роль во всех драматических событиях последнего десятилетия. 21 февраля 1613 года Михаил был провозглашен царем. Так закончилась на Руси великая смута.

В 1649 году указом царя Алексея Михайловича, по случаю рождения на праздник «чудотворнья иконы Казанския, во время всенощного пения», наследника престола царевича Димитрия, день Казанской иконы Божией Матери, 22 октября (по старому стилю), был объявлен государственным праздником, который праздновался в течение трех столетий вплоть до 1917 года.

Согласно православному церковному календарю в этот день отмечается «Празднование Казанской иконе Божией Матери (в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году)», приходящееся на 22 октября по юлианскому календарю. Из-за увеличения за прошедшие века разницы между григорианским и юлианским этот день сместился на 4 ноября. Именно эта дата — 22 октября по юлианскому календарю или 4 ноября по григорианскому календарю — выбрана в качестве дня государственного праздника.

Этот день по праву называют Днем народного единства. Другого такого дня в русской истории не было.

«Народ ходящий во тьме, увидит свет великий: на живущих в стране тени смертной свет воссияет» (Ис. 9 : 2).

Назад к списку

(216)

Перейти к верхней панели